Доктор Гольдман: «Мы удлиняем людей»

Предлагаем вашему вниманию продолжение интервью с доктором Владимиром Гольдманом.

Первую часть «Стволовые клетки – как болеутоляющее» вы можете прочитать здесь .

Доктор Владимир Гольдман — заведующий подразделением удлинения конечностей и коррекции деформаций у детей и взрослых.

Специализация: детская ортопедия, хирургия ног.

Вошел в список лучших врачей Израиля, опубликованный журналом FORBES в 2018 году.

Cтаж — более 16 лет.

Читать резюме врача

Health-Plus: Доктор Гольдман, а какие ещё технологии Вы используете?

Доктор Гольдман: Вы знакомы с гексаподами? Гексаподы на рынке ортопедии существуют с 90-х годов. Также, как и аппарат Илизарова. Их надевают на человека, человек подкручивает и исправляет деформацию. Врач говорит пациенту: «В этот день ты крутишь раз-два-три. А в этот день – четыре-пять-шесть». А потом пациент приходит ко мне через две недели и говорит: «Ой! А я забыл, а я перепутал и не в ту сторону повернул».

Health-PlusЖуть!

Доктор Гольдман: Бывает. Но недавно в Израиле разработали технологию, при которой пациент даже не трогает такие аппараты. На гексапод сажаются специальные электронные «мозги», в которые вставляют программу. И она сама даёт сигналы – куда, сколько исправить. И аппарат постепенно исправляет. Недавно мы использовали эту новую технологию, чтобы удлинить ногу десятилетнему мальчику с достаточно сложной деформацией.

Health-Plus: Как называется эта технология, что за электронные «мозги»?

Доктор Гольдман: Прибор называется OrthoSpin. Это израильская разработка, созданная на базе больницы «Ихилов».

Бахаджат сможет нормально ходить

Команда детских ортопедов под руководством доктора Гольдмана провела сложнейшую операцию по восстановлению голеностопного сустава и применила инновационную технологию, которая позволит постепенно удлинить ногу мальчика.

ЧИТАТЬ ПОДРОБНЕЕ>>

Health-Plus:  Компьютер сам приспосабливает размер к ноге?

Доктор Гольдман: Нужно только вносить в компьютер те параметры для исправления деформации, которые мы хотим. Кроме того, в последнее время мы всё больше пользуемся удлиняющими ноги магнитными гвоздями.

Health-Plus: Магнитные гвозди?

Доктор Гольдман: Вы ещё не слышали об этом?

Health-Plus: Нет. Расскажите поподробнее.

Доктор Гольдман: Это совершенно замечательная американская разработка, которая позволяет удлинять ноги, руки – неважно, по ситуации.

Health-Plus: Обычно удлинение делается с помощью раздвижных штырей.

Доктор Гольдман: Удлинение, на самом деле, очень интересный вопрос. Если взять современную историю, а не изыскания древних греков, приблизительно на протяжении последней сотни лет люди пытаются это делать. Вагнер предпринимал всяческие попытки. Было невероятное количество осложнений. У итальянского ортопеда Кодивиллы тоже всё шло не просто. Гавриил Абрамович Илизаров сделал прорыв в этом деле, революцию. Он сделал систему доступной и относительно безопасной, в плане осложнений. Не то что нет осложнений, есть, но Илизаров очень хорошо стандартизировал биологический процесс, и этот процесс стал основой для людей, которые этим занимаются. Когда Илизаров начал разрабатывать систему в 50-е годы прошлого столетия удлинение делалось с помощью внешних фиксаторов-спиц. Начиная с 70-х годов, а может и немного раньше, люди пытались найти возможные варианты, чтобы проводить лечение без внешних фиксаторов. Были украинские, итальянские разработки этих новых гвоздей.

Health-Plus: А что они из себя представляют?

Доктор Гольдман: Внутрь кости вставляется штырь, как Вы его правильно назвали. Был такой гвоздь, который назывался ISKD (Intramedullary skeletal kinetic distractor). С помощью механики, специальных движений, он делал «клик-клик-клик» и удлинялся. Немецкий доктор Баумгартен разработал специальный внутренний механизм, который работал с помощью радиоволн. Американцы разработали совершенно гениальную систему, основанную на магнитах: внутри гвоздя находится магнит. К ноге прикладывается наружный магнит, который делает «ууу» (индукция) и заставляет двигаться тот магнит, что внутри. Совершенно потрясающая разработка! Очень хорошо работает. И этим мы пользуемся тоже. Это не значит, что мы не пользуемся всем остальным.

Health-Plus: Чем именно?

Доктор Гольдман: Существуют внешние фиксаторы для бедра, для голени, которые можно использовать для одновременного исправления деформаций и удлинения. Есть ситуации, когда ты не можешь воспользоваться гвоздём, ты пользуешься фиксаторами. Гвозди – это совершенно новое явление на рынке.

Health-Plus: Сколько времени занимает получение результата с момента применения магнитных гвоздей? Когда человек сможет нормально ходить, полагаясь на свои удлинённые конечности?

Доктор Гольдман: Ходить? Мы даём людям ходить уже на следующий день. Вопрос в степени нагрузки. У нас есть суперновые гвозди. Они позволяют полную нагрузку на ноги. Если в предыдущем поколении гвоздей мы ограничиваем этот момент – насколько можно наступать – то с этими новыми, совсем новыми, гвоздями можно ходить вообще свободно. В любом случае удлинение – это длительный процесс, который требует физиотерапии. Так не бывает, что тебе вставили гвозди, ты теперь двухметрового роста и прыгаешь выше головы. Это процесс, который требует физиотерапии, гидротерапии, постоянных ежедневных занятий, растяжек и всего остального. И это по-прежнему относительно болезненный процесс. Не настолько, как было раньше.

Health-Plus:  То есть, человек может давать полную нагрузку с этими новыми гвоздями?

Доктор Гольдман: Да.

У этой 22-летней девушки был открытый перелом бедренной кости, она прошла 11 операций. В результате ее правая нога искривилась и стала короче левой. Введенный доктором Гольдманом гвоздь вернул ноге нормальную длину и подвижность.


Health-Plus:  И даже заниматься спортом?

Доктор Гольдман: Рано, рано. Не сразу. Ещё раз говорю: удлинение – это процесс. Мы не даём заниматься спортом. Мы просим заниматься физиотерапией. А это не то же самое. Люди иногда фантазируют, представляют себе: вставил гвоздь и побежал. Это не так! Это операция. Это сложная операция. Операция, требующая наблюдения. Удлинение – это процесс, который имеет тенденцию вызывать осложнения. Поэтому он должен проводиться в специализированных центрах, а не у кого-то дома в гараже.

Health-Plus:  Этих новых гвоздей больше ни у кого в Израиле нет?

Доктор Гольдман: Я этого не сказал. Мы пока первые, кто воспользовался новейшей моделью. Это не потому, что я их здесь никому не даю. Заказал – и получил (смеётся). Но ранние версии магнитных гвоздей другие израильские клиники начали использовать раньше нас.

Health-Plus:  А как называется эта самая новая версия магнитных гвоздей?

Доктор Гольдман: Самые новые гвозди называются Stride.

Health-Plus:   И насколько они удлиняют конечности?

Доктор Гольдман: До 8 сантиметров.

Health-Plus:   Ничего себе! Но такие гвозди, наверное, изнашиваются со временем или они на всю жизнь? Или же нужна повторная операция по замене?

Доктор Гольдман: Самое важное в нашей ситуации – это вырастить кость. Собственно говоря, мы всё это делаем, чтобы наращивать кость. И после того, как выросла кость, всё железо можно убирать.

Для записи на консультацию с доктором Гольдманом или другим ведущим ортопедом клиники «Хадасса» позвоните или напишите нашим сотрудникам.

НАПИСАТЬ ВОПРОС БЕСПЛАТНЫЙ ЗВОНОК

Health-Plus:   Были ли в Вашей практике такие ситуации, в которых приходилось придумать какое-то креативное решение?

Доктор Гольдман: У меня таких случаев немало. Собственно говоря, этим и живём. Если надо креативное решение – это ко мне.

Health-Plus:    Расскажите, как Вы это делаете?

Доктор Гольдман показывает распечатанную трехмерную модель кости, на столе перед ним справа лежит стандартный гексапод, слева - OrthoSpin.

Доктор Гольдман: Например, был такой случай: женщина прошла операцию, и ее нога каждый раз при ходьбе «заваливалась». Предлагал ей одно, другое… Мы распланировали ей операцию, сделали трёхмерную модель кости, распечатали ее на 3D-принтере. На компьютере игрались с трёхмерными моделями, а потом сказали: ага, вот это нам нужно посадить вот так, и тогда мы знаем, что оно будет сидеть правильно и нога не будет заваливаться. Мы взяли все это с собой в операционную. Сделали разрез, приладили, привели в соответствие. Нетривиальная ситуация. Это надо сидеть и думать.

Health-Plus:    Были ещё подобные случаи?

Доктор Гольдман: Одна из моих любимых пациенток девочка двадцати с лишним лет. У неё был открытый перелом. Прошла несколько операций. При этом у неё осталось укорочение, искривление, незаживление, возможная инфекция. Нога, в общем, была кривая, кость плохая, не зажитая. И эта конструкция должна была вот-вот развалиться, на самом деле. Распланировали на несколько этапов. Сложные вещи делаются в несколько этапов. Мы убрали её конструкцию, вырезали то, что было плохо. Вставили гвоздь и оставили его даже немножко торчащим снаружи. И начали двигать кусок кости вниз с помощью внешнего фиксатора, который сидел на кости. Потом втянули этот гвоздь внутрь, дали ей, таким образом, полную длину. Надо было подождать, пока всё это заживёт. Она, несчастная, ходила с этой штукой. Но в итоге нога зажила. У девочки появилась своя косточка.

Health-Plus: Потрясающе!

Доктор Гольдман: Это как раз тот случай, когда нужно было подумать. Когда в операции несколько этапов. Когда каждый раз смотришь, переживаешь. Каждый раз думаешь: что не так? Потому, что всё не всегда складывается так, как ты хочешь.

Вот ещё один случай. Парень, тяжелая травма, открытые переломы. Интенсивная терапия. Наши травматологи собрали из него пазл. Хорошо ребята поработали. Всё хорошо. Единственное, что вот один кусок у него инфицировался. И тут начинается: инфицировался кусок – что с ним делать? Что-то вычистить, что-то вымыть. И в итоге – косточки не хватает. И вот здесь – дырка! Что с этой дыркой делать? Самое главное в этой ситуации посчитать, а что же у тебя есть. Когда ты посчитаешь, понимаешь: нога у него укорочена, есть дефекты. Значит, кость короче не на 3-4 сантиметра, а на 6 сантиметров! В данной ситуации мы использовали внешний фиксатор, сдвинули эту косточку. Потом начали двигать ещё дальше и таким образом дали ему всю длину. Замкнули, и в итоге у нас получились две одинаковые ножки. И они зажили.

Health-Plus: Сколько времени в целом занимает вот такое выращивание кости со всеми этапами?

Доктор Гольдман: Мы выращиваем кость со скоростью 1 миллиметр в день. Но иногда – меньше.

Health-Plus: То есть вырастить 8 сантиметров – это не меньше трёх месяцев.

Доктор Гольдман: Да, и вот с этой штукой на ноге, гексаподом, нужно ходить всё время. Процесс длительный. Но этого не всегда достаточно.

Health-Plus: Кстати, а можно ли удлинить карликов? Сделать их нормального роста?

Доктор Гольдман: Совсем нормального – нет. Но точно можно сделать их повыше. Это довольно частая патология.

Health-Plus:  У них ведь не только ноги, но и руки короткие.

Доктор Гольдман: Мы и руки удлиняем.

Health-Plus:  Вы и этим занимаетесь?

Доктор Гольдман: По крайней мере плечи – да. Самая частая карликовость – это то, что называется «ахондроплазия». Они в этом отношении очень благодарные пациенты. То есть их можно удлинить, и намного. У меня через две недели будет такая девочка. Она приходит уже на четвёртое удлинение.

Health-Plus:  Удлинение может быть не одно?

Доктор Гольдман: Конечно. Скажем так, у ахондропластов это возможно. Другие патологии – не совсем так. Всё отличается: и разные патологии, и разные ситуации. Я очень не люблю заниматься косметическим удлинением, когда приходит юноша ростом 1.65 и говорит: «А я хочу быть 1.80». В эти игрушки я не люблю играть. При этом, когда приходит юноша, у которого рост 1.45, это действительно оправдано.

Health-Plus:  То есть за несколько лет Вы можете сделать его на 20 сантиметров выше?

Доктор Гольдман: Фокус ведь не только в костях. Фокус ещё и в хрящах, мышцах, сухожилиях, суставах, нервах. И люди, на самом деле, не хотят эти 20 сантиметров. Как правило, меньше. Есть опыт наращивания 20 сантиметров, но это, как правило, в результате,  потери кости. В результате опухоли, например. Когда вырезали кость. Мы недавно с д-ром Ором делали операцию, нарастили человеку 12 сантиметров кости. Но это внутри кости. Врач вырезал опухоль, и 12 сантиметров не хватало. Эти 12 сантиметров мы постепенно нарастили.

Health-Plus:  С какого и до какого возраста проводятся такие операции?

Доктор Гольдман: Самому маленькому ребёнку, которого я помню и которого лечили в Нью-Йорке, было 2 года.

Health-Plus:  Ого! А что у него случилось?

Доктор Гольдман: Это была врождённая деформация. Нужно было и деформацию исправить, и удлинить немножко.

Health-Plus:  Это был Ваш пациент?

Доктор Гольдман: Это был пациент моего босса, моего ментора в Нью-Йорке. В клинике «Хадасса», как правило, мы готовы удлинять детей, начиная лет с 5. Где проходит верхняя граница? Очень хороший вопрос. Потому что на сегодняшний день и требования людей изменились, и возможности. Что не меняется – это наша биология. Мы очень хотим быть молодыми до 120, но это не всегда получается. Если мы говорим о ногах, мы их удлиняем лет до 60. Старше уже, скорее, нет. Наши шансы на удлинение курящих людей значительно меньше. Вот ещё один пример: женщина, 54 года совершенно жутко пострадала. Ей хотели ампутировать ногу. Хирурги наши с васкулярными сидели, думали, что делать. Просто жуткая нога была. Травматологи действительно её собрали из того, что было.

Health-Plus: Ужас!

Доктор Гольдман: Наши ребята как-то собрали, но значительный кусок кости был инфицирован. Пришлось выбросить. Сделали процесс поэтапным: вставили цемент и дали зажить. Начали двигать кость. Кость зажила. В итоге эта женщина ходит на своих ногах. Да, одна нога немного короче. Но женщина сказала: «Оставьте, как есть. Ничего удлинять не хочу. Мне и так хорошо». Она работает медсестрой на полную ставку.

Health-Plus:  А какие ещё ограничения могут быть у пациентов?

Доктор Гольдман: Различные проблемы с биологией, иммунный статус, проблемы с мягкими тканями и т.д. Есть парень, которому нужно исправить ногу, но пока его не вылечат сосудистые хирурги я брать его не буду. То есть есть много всяких ситуаций, когда ты говоришь «нет».

Health-Plus: Подытожим: Вы не занимаетесь «косметикой», но после травм, после операций и в случае, если у человека критически недостаточный рост, в этих случаях обращаются к Вам.

Интервью с доктором Владимиром Гольдманом провел журналист Илья Розенфельд, представитель международной службы клиники «Хадасса» Health Plus.

Чтобы узнать больше о преимуществах ортопедии клиники «Хадасса» или записаться на консультацию к доктору Гольдману или другому ведущему израильскому ортопеду, обратитесь к нашим сотрудникам.

Реакция на статью

/

Интересно

0%
/

Полезно

0%
/

Бесполезно

100%
/

Скучно

0%
/

50/50

0%

Поделиться


Hadassah University Hospital, Israel

Заполните заявку, с вами свяжется сотрудник международного отдела в течение 10 минут (бесплатно)

Читать резюме Профессор Михаль Лотем

Заведующая Центром лечения меланомы и иммунотерапии рака Уникальный специалист по лечению запущенной меланомы с метастазами

Читать резюме Профессор Михаль Лотем

Заведующая Центром лечения меланомы и иммунотерапии рака Уникальный специалист по лечению запущенной меланомы с метастазами


Hadassah University Hospital, Israel

Заполните заявку, с вами свяжется сотрудник международного отдела в течение 10 минут (бесплатно)