Пророк Моисей — первый иммунотерапевт

Профессор Реувен Ор — заведующий отделением пересадки костного мозга и иммунотерапии рака в МЦ «Хадасса», один из ведущих специалистов-гематологов Израиля. Профессор окончил медицинский факультет Миланского университета. Обучение по специальности «иммунология» продолжил в Университете Колорадо.

— Иммунотерапия — модное слово, но, как оказалось, история развития этого метода уходит корнями к глубокой древности.

Все правильно. Можно сказать, что иммунотерапия появилась еще в библейские времена. Когда сыны Израилевы скитались по пустыне, за роптание были подвержены Божьему наказанию — дождю из ядовитых змей. Тора рассказывает, что Бог сказал Моисею о том, что нужно отлить медную змею и установить ее на штандарте. Таким образом, каждый, кто посмотрит на змею, будет защищен от змеиных укусов.

Многие ученые толковали эту историю. Среди них был и Рамбан — один из величайших авторитетов Галахи и комментаторов Танаха и Талмуда, каббалист, поэт и врач. В своем толковании этой страницы истории народа Израиля он описал первую в истории «прививку». Раби Моше Бен Нахман говорит, что идея использования бронзовой змеи против змеиной эпидемии была в некотором роде иммунотерапией, поскольку это послужило основанием для излечения от болезней с помощью причины заболевания.

Это первое в истории человечества описание биологического метода лечения заболевания с помощью «вакцины». Кстати, в результате медная змея стала одним из символов не только еврейского народа, но медицины в целом. В Израиле эмблему с изображением змеи использует медицинская служба Армии обороны Израиля и другие медицинские системы. Таким образом, мы говорим о трехтысячелетней истории.

— Что представляют собой современная иммунология и иммунотерапия?

Одна из важных функций иммунной системы заключается в предотвращении заболеваний и в их лечении. Знания, накопившиеся на протяжении последних 100 лет, говорят о том, что у иммунной системы важная роль в предотвращении злокачественных опухолей, рака.

Это невероятно, но наш организм производит миллиарды клеток в день! Если мы возьмем, например, только систему костного мозга — это целая фабрика, которая производит клетки крови иммунной системы, клетки, которые постоянно обновляются в организме.

Эти цифры трудно осознать! Например, если мы возьмем красные кровяные тельца — эритроциты, которые костный мозг обновляет каждую секунду, за это время обновляется 3 миллиона этих клеток, и так 24 часа в сутки — и до 120 лет! И это только эритроциты. Если организм нуждается по различным причинам в большем количестве эритроцитов, то умеет повышать их производительность выше обычной.

— Как это происходит?

Мы не чувствуем это, не слышим: система работает незаметно. То есть в организме, который постоянно обновляет клетки, — в пищеварительной системе, в слизистой оболочке пищеварительной системы, в различных органах могут произойти сбои. И каждый такой сбой опасен.

Иммунная система заботится о том, чтобы клетки, структура которых не была завершена и немного искажена, удалялись из системы на постоянной основе. Сегодня все более понятно, что наша иммунная система способна предотвращать развитие злокачественных опухолей, тяжелых заболеваний и лечить их.

— Науке уже все известно?

За последние сто лет исследования иммунной системы продвинулись существенным образом, но многое еще покрыто тайной, что предстоит понять иммунологам.

— Какую роль играет пересадка костного мозга?

Одним из краеугольных камней, значительной вехой в понимании функций иммунной системы — предотвращения и лечения злокачественных заболеваний — стала трансплантация костного мозга.

Аллогенная пересадка костного мозга (от доноров) отличается от аутологичной пересадки (клеток самого пациента). При некоторых заболеваниях мы выполняем аутологичную трансплантацию.

Когда думаем, что пациент достиг полной ремиссии в случаях с лимфомой Ходжкина, с неходжкинской лимфомой или с миеломной болезнью (основных заболеваниях, которые лечат аутологичной ТКМ), то выбираем именно этот метод. Когда пациент достиг полной ремиссии, но остается опасность возвращения болезни, аутологичная ТКМ может помочь.

Во всех остальных ситуациях, как, например, при лейкемии и других заболеваниях, необходима аллогенная пересадка костного мозга.

— В чем разница между пересадкой собственного костного мозга пациента и донорской?

Основным отличием пересадки донорских клеток от пересадки собственного костного мозга пациента является не только замена костного мозга, но и получение важного продукта костного мозга — иммунной системы. Иммунная система — это продукт костного мозга в нашем организме. Когда мы заменяем костный мозг, фактически меняем иммунную систему.

Вначале это само собой не разумелось, но позже, когда накопилось больше знаний в области пересадки донорского костного мозга, выяснилось, что у новой иммунной системы, пожертвованной донором, важная роль в предотвращении возвращения болезни.

А это означает, что пересадка донорского костного мозга — ультимативная иммунотерапия! Ведь мы не только исправляем нашу иммунную систему, но и заменяем ее донорской.

— И теперь — с новой иммунной системой — по жизни?

Новая система умеет делать то, с чем не справлялась иммунная система пациента. Если у пациента развилось злокачественное заболевание — лейкемия, лимфома или другие незлокачественные, генетические или приобретенные заболевания, то это и есть провал иммунной системы, которая не смогла препятствовать развитию болезней. Сбой иммунной системы очень сложно исправить, хотя в современной иммунотерапии есть положительные сдвиги в этом направлении. Мы скоро вернемся к этой теме.

— Что особенного внесла «Хадасса» в развитие иммунологии и иммунотерапии?

Как я уже отметил, трансплантация донорского костного мозга заменяет иммунную систему. Новая система справляется с теми задачами, с которыми не справлялась «родная» иммунная система пациента.

Именно поэтому важное открытие, что донорская иммунная система способна предотвратить возвращение болезни и вылечить ее, позволило понять, что клетки иммунной системы способны победить раковые клетки, удалить их из организма или предотвратить их возвращение.

На этом основании мы поняли многие вещи, связанные с клеточной терапией (не только с помощью пересадки костного мозга), в рамках иммунотерапии. Таким образом, иммунотерапия, разработанная в «Хадассе», основывается в основном на клеточной терапии.

Это значит, что пациенту не нужно проходить весь процесс трансплантации. Можно пересадить ему только иммунные клетки, которые «воспитают» иммунную систему пациента.

— Как это работает?

Обычно мы используем иммунные клетки здорового донора, который не должен соответствовать пациенту. Берем донора подобно донору крови — из банка крови — с биологическими материалами, которые существуют в нашем организме, с помощью которых действует иммунная система.

Клетки иммунной системы общаются между собой с помощью биологических материалов, способных мобилизовать и укреплять иммунные клетки, повышать их количество и функционирование. Так, например, если клетка иммунной системы, лимфоцит определенного типа, столкнется с вирусом, то сможет незамедлительно мобилизовать миллионы лимфоцитов, которые атакуют вирус.

Это осуществляется с помощью вещества, которое выделяет иммунная клетка, встретившая вирус. Существует несколько подобных веществ, некоторые более известны, другие — менее. Первым, открытым иммунологами, стал интреферон-альфа, который способен мобилизовать иммунный ответ, увеличить и усилить его. Еще одно вещество — интерлейкин-2 — способно обогатить иммунный ответ с помощью клеток, которые называются «натуральными киллерами». Эти клетки убивают зараженные опухолевые клетки и клетки, зараженные вирусами. Эти средства позволяют нам разрабатывать программы иммунотерапии и лечить различные заболевания на разных стадиях.

— То есть это лечение подходит всем пациентам?

Иммунотерапия — сугубо индивидуальный метод лечения. Идеально соответствует тому, что называется «персонализированная медицина», «индивидуальная и проблемно-ориентированная медицина».

Ведь существуют различные заболевания, ситуации, различные методы лечения, предлагаемые пациентам — это широкий спектр меняющихся ситуаций, и поэтому сложно предложить план лечения общего характера. Лечение должно быть очень индивидуальным, персонально подобранным в соответствии с типом опухоли, ее характеристиками, генетикой, медикаментозными средствами, которыми можно воспользоваться в этом конкретном случае, в сочетании химиотерапии и иммунотерапии. И все это мы можем предложить каждому пациенту в соответствии с уникальными характеристиками его заболевания.

— То есть вы можете предложить каждому пациенту уникальную композицию с помощью «конструктора» из методов и препаратов?

Существует большое количество сочетаний, которые мы можем предложить нашим пациентам. Это стало возможным благодаря интенсивному развитию иммунотерапии за последние годы, давшей нам новые инструменты и возможности.

Так, например, мы используем не только вещества, которые существуют в нашем организме и активируют иммунную систему. Мы научились производить их генетическими методами и использовать для усиления иммунного ответа.

Но и это еще не все: сегодня мы используем антигены, а это уже биологический метод лечения. Эти антигены способны заставить сражаться иммунную систему, апатичную к раковым клеткам. Чтобы сломать барьер отсутствия иммунного ответа, мы используем антигены, которые могут заставить иммунные клетки выйти из состояния паралича. Снаружи это незаметно, ведь мы говорим не о нарушении моторно-двигательных функций. Это внутренний паралич — паралич иммунной системы.

Сегодня мы способны излечить паралич иммунной системы, предложив соответствующий метод лечения пациентам с прогрессирующим злокачественным заболеванием. Я убежден, что лишь сочетание различных средств, технологического арсенала, препаратов, биологических препаратов, а иногда и химиотерапии может преодолеть тяжелые заболевания, остановить их, искоренить и ликвидировать.

Именно поэтому иммунотерапия — постоянно обновляющийся целый мир решений. Мы постоянно разрабатываем и изучаем новые техники сочетания различных средств для победы над болезнями. В этом «Хадасса» преуспела.

Заполните форму и получите консультацию профессора Реувена Ора!

Реакция на статью

/

Интересно

0%
/

Полезно

0%
/

Бесполезно

0%
/

Скучно

0%
/

50/50

100%

Поделиться


Hadassah University Hospital, Israel

Заполните заявку, с вами свяжется сотрудник международного отдела в течение 10 минут (бесплатно)

Читать резюме Профессор Михаль Лотем

Заведующая Центром лечения меланомы и иммунотерапии рака Уникальный специалист по лечению запущенной меланомы с метастазами

Читать резюме Профессор Михаль Лотем

Заведующая Центром лечения меланомы и иммунотерапии рака Уникальный специалист по лечению запущенной меланомы с метастазами


Hadassah University Hospital, Israel

Заполните заявку, с вами свяжется сотрудник международного отдела в течение 10 минут (бесплатно)